Переулок Костюринский. Сто шагов в прошлое



Переулок Костюринский, названный в честь купца и городского головы, хранит немало любопытных историй…

Переулок Костюринский — в самом центре Харькова. Он начинается от площади Розы Люксембург и заканчивается через квартал у улицы Кооперативной. Всего-то четыре дома по каждой стороне – и ни одного примечательного… Да и некогда здесь что-либо примечать. Люди на Костюринском не задерживаются. Это переулок-транзит, по нему спешат из центра на Подол. Здесь же, у табунка желтых маршруток для многих — начало ежевечернего пути домой — на Рогань, на Одесскую. Но к Костюринскому стоит присмотреться внимательнее. Он не так прост, как кажется.

Я много лет ходила по этому переулку на работу. Можно было идти и по соседнему Плетневскому — но там с одной стороны длинный серый забор, а с другой — такая же длинная серая стена бывшего банка «Астория». А на Костюринском хоть какое-то разнообразие. Вот запахло эссенцией для пропитки тортов и еще чем-то приторно-сладким: в магазин «Торты» принесли свежий товар. Именно принесли — их пекли рядом, в ресторане «Центральном».

Ресторана давно нет, а магазин остался — и вывеска у него все та же, единого советского образца. Чуть дальше запах сладостей сменяется запахом сапожного клея и характерным постукиванием молотка: сапожная мастерская «Чобиток» здесь столько же, сколько я по этой улице хожу — то есть лет семнадцать. А вот кинофото-лаборатория, которая находилась напротив, не выдержала нашествия цифровых технологий. Еще одна примета прошлого времени — ателье мод: его вывеска так трогательно-ностальгически, так по-советски выглядит на фоне соседних «Ижевских ружей» и претенциозного «Старого рояля», что становится жаль и потерявшейся где-то в вихрях перестройки буквы «м» в слове «мод», да и всего того времени, в котором она потерялась.

Объявления, выведенные фломастером, трубы, пущенные прямо по наружной стене домов, погребенная под заносами побелок лепка, трогательно выглядывающие кружева ограждения на крыше одного из домов — возможно, даже не прошлого, а позапрошлого века; переулок в целом напоминает престарелую кокотку, которая когда-то блистала красотой, была окружена поклонниками, а теперь, на старости лет, тщится произвести впечатление и шемизеткой из пожелтевших кружев, и новомодным евро-маникюром. Костюринский лучше всего рассматривать в воскресенье — когда здесь не будет спешащих на пару студентов, поубавится число маршруток, и если вам совсем повезет, вы сможете увидеть коренного жителя переулка. Хотя у его жителей всегда была такая интересная особенность — они самоизолировались от окружавшего их мира. И не важно, какой век был на дворе — XXI или XIX.

Имени Костюрина Человек, давший переулку свое имя, был личностью многогранной и противоречивой. Сергей Кондратьевич Костюрин — купец первой гильдии, гласный Харьковской городской думы в 1847-1849 годах, с 1853-го по 1868-й был харьковским городским головой — его избирали на два трехлетних срока. Слыл известным благотворителем — в 1865 году на Сумской на свои деньги выстроил здание для 1-го городского начального училища, а десятью годами ранее его даже наградили золотой медалью за пожертвования на детский приют. После окончания Крымской войны, он, как и другие муниципальные деятели Харькова, был награжден бронзовой медалью. Кроме того, был представлен к ордену Святой Анны 3-ей степени.

Основным занятием Костюрина была виноторговля. Человеком он был богатым, женатым и бездетным.

Имел большой дом в Харинском переулке, три винные лавки на Рыбной и заведение, где вершились главные торговые и городские дела. Называлось оно по-библейски: «Капернаум». Там в погребе у Костюрина была целая химическая лаборатория, в которой происходили, как говорили современники, чудеса: ординарные вина превращались в изысканные заморские, а из водки делался ром, коньяк, и даже английский натуральный джин, как гласила этикетка.

Туда по делам думы приходили подрядчики, которые решали вопросы городского благоустройства: то ли улицы конопляным маслом освещать, то ли заваливать рытвины на дорогах, то ли мосты и кладки чинить. Там же, в «Капернауме», частенько проходили и заседания городской думы. Костюрин слыл человеком хлебосольным, и уйти от него трезвым не удавалось никому. Обсуждение городских дел перемежалось хорошим вином, и большинство членов Думы приходилось просто развозить по домам, так как сами они, «устав от словопрений», подняться были не в состоянии. Чувство юмора Костюрин имел неплохое.

Заключалось оно в раздаче кличек — причем награждал он ими в первую очередь подчиненных-чиновников. Секретаря Думы за его медлительность Костюрин прозвал «Молнией», столоначальника хозяйственного стола u8212 — «Варравой», делопроизводителя — «Строкой». Эти прозвища имели столь большой успех, что пришедший в Думу мог спросить: «А где здесь Варрава и Строка?», — в полной уверенности, что это имена. Кстати именно Костюрин, неоднократно принимавший драматурга Островского в своем доме, послужил прототипом многих персонажей его пьес.

Перелок Костюринский, дом 1

Пер. Костюринский, дом 2

Особенности местного колорита

В 1870 году Костюрин умер. Похоронили его на Усекновенском кладбище (сейчас это территория Молодежного парка). Наследников у него не осталось.

А фамилию благодарные потомки в том же 1870 году увековечили в названии небольшого переулка, до того — безымянного. Современный вид переулок приобретает лет сто назад. Удивительное дело: люди строили здесь дома, селились — и житейские бури их обходили стороной. Это где-то в других местах дома меняли владельцев, переходили из рук в руки, а здесь все словно консервировалось во времени — менялась только нумерация домов, да приходили-уходили редкие арендаторы. Но попробуем не спеша пройти сто шагов по Костюринскому переулку вековой давности. Первый дом по нечетной стороне — самый шикарный в переулке, занимает часть площади и тянется по самому переулку. Он принадлежал инженеру-технологу Николаю Николаевичу Салтыкову и на момент постройки оценивался в 51 тысячу рублей — почти на треть больше, чем длиннющий дом купцов Голевых, занявший чуть ли не всю противоположную сторону. Причем сам инженер-технолог жил на улице Чернышевской, а свой дом сдавал в аренду. Доходило до смешного: ловкие дельцы Редлих и Бергман, сняв квартиру, устроили там склад черепицы, а заодно открыли контору по торговле кирпичом. Впрочем, это было скорее исключением — в отличие от соседней, Рыбной (ныне Кооперативной), где лавки и лавчонки были на каждом шагу, здесь их можно пересчитать по пальцам. Следующий дом — тот, где ныне располагается стоматологическая поликлиника, был построен Адольфом Альфредовичем Мюнхом, которого «Адресная книга» за 1909 год называет германским подданным, а к 1916 году он превращается в шведского консула. Кстати, в Харькове есть еще один дом, принадлежавший Мюнху — изумительный особняк в стиле модерн на улице Каразинской. Дом Мюнха в Костюринском переулке тоже построен в этом стиле, но он проще, примитивнее, да и состояние у дома сейчас плачевное…

Но движемся дальше. Следующий дом имеет современный адрес — Костюринский, 3. Об этом сообщают сразу две таблички на его фасаде. Больше на нечетной стороне вы ни одной таблички с указанием улицы и номера дома не найдете. Сто лет назад этот дом — тогда под № 5 — принадлежал Якову Викторовичу Слодкевичу — потомственному почетному гражданину (правда, к 1912 году дом уже числится за Харьковским судосбережением). Здесь арендовал помещение некий Левин, торговавший заготовками для обуви. Здесь же жил и вел прием врач Кацнельсон («Венерические болезни и половое бессилие»).

Вообще — чего и кого только не было в Костюринском переулке! Здесь не было парикмахеров и аптекарей; мебельщиков и торговцев дамским платьем, здесь не продавали хлеб и галантерейные товары, драгоценности и игрушки, не селились инженеры, судейские и ветеринары. Странно —но его не выбирали в качестве места жительства даже преподаватели университета, хотя до него рукой подать. Здесь жили купцы — семьями, кланами, поколениями. Листая «Адресные книги» разных лет, обнаруживаешь сначала купца, потом — его вдову, потом — его детей… Вот и последний дом по нечетной стороне – огромный, с щедро украшенным фронтоном, принадлежал когда-то почтенному купцу Николаю Емельяновичу Сурикову, затем — его многочисленному семейству — 4 сыновьям и дочери с домочадцами.

Правда, жил тут только один из сыновей, а большую часть дома он сдавал внаем. Этим воспользовался некий Бутков, который к 1916 году устроил здесь низкопробную гостиницу — меблированные комнаты, благо от спроса отбоя не было, поскольку рядом находилась Рыбная улица, где к началу ХХ века торговали не рыбой, а стройматериалами, машинами и оборудованием. Еще одна загадка переулка – это то, что в 4 из 8 домов торговали … грибами! Причем хозяева были разные, а товар один. Ассортимента мне найти, конечно, не удалось, а вот причину этого попробую объяснить.

Торговля грибами сосредоточилась в дальней от площади, более низкой части переулка — домах под № 5, 7, 4 и 2. Известно, что весной, когда река Харьков выходила из берегов (вы можете представить себе такую картину?) и затапливала Подол (есть картинка конца XIX века — по Рыбной плывут лодки), в подвалах купеческих домов стояла вода. Сырость держалась потом очень долго. Какой товар любит сырость? Грибы!!! Но это всего лишь моя личная версия.

Перейдем пока на противоположную сторону переулка. Вдоль тротуара 100 лет назад тянулись два двухэтажных дома – один поновее, другой постарее.

Оба принадлежали одному и тому же семейству Голевых. Дом на углу был записан на Анну Гавриловну Голеву, вдову купца, с детьми. Соседний — длинный, словно такса, и явно самый старый в переулке — принадлежал Ивану Николаевичу Голеву, потомственному почетному гражданину, и трем его детям. Угловое здание, центральным фасадом выходящее на площадь, видимо, имело адрес по Торговой площади, а не переулку. Впрочем, путаница с адресами происходит в переулке и сегодня. Вот висит табличка — Костюринсий, 4г. При этом никакого намека на существование 4а, 4б или 4в в природе не имеется. Но, может, это никому и не нужно? Те, кто здесь живут, и так все знают, а все остальные проходят мимо, спеша по своим делам. И что им, спешащим, до переулка, зажатого между сталинским зданием со шпилем и домом с полосатым шаром на крыше — гидрометеорологическим техникумом. Переулка, по тротуарам которого когда-то чинно выступали семейства купцов, где из открытых дверей лавок доносился запах грибов, где сохранялась память о хлебосольном, любившем острое слово и добрую шутку, Сергее Кондратьевиче Костюрине — купце и городском голове.

 
Автор статьи: Инна Можейко. 
По материалам Харьковского портала новостроек «СтройОбзор»
Статья также была опубликована в журнал "СтройОбзор №8" за февраль 2008 г.
Смотрите фото переулка также на странице: http://streets-kharkiv.info/pereulok-kostyurinskii