Вавилова



Расположена в Дзержинском административном районе города рядом с перекрёстком улицы Клочковской и 23 Августа.
Длина около 300 метров.
От ближайшей станции метро "23 Августа" около 15-17 минут пешего хода.
В прилегающих кварталах расположены преимущественно жилые дома разной этажности.

Ранее улица также называлась Алупкинский въезд.
Вавилов Сергей Иванович (1891-1951) - советский физик, основатель советской научной школы физической оптики, академик (1932) и президент (1945) АН СССР.

Всему миру известно имя Сергея Ивановича Вавилова – физика, академика, президента АН СССР, лауреата Государственных премий СССР. Он талантливо совмещал научную деятельность (основные работы ученого были посвящены физической оптике и изучению природы света) с широкой популяризацией достижений физики и ее истории. Он был одним из инициаторов создания общества "Знание" и его первым председателем, являлся главным редактором 2-го издания БСЭ (Большой Советской Энциклопедии) с 1949 г. Им основана серия "Классики науки”, которая издается с 1934 г. В 1951 г. Президиумом АН СССР была учреждена медаль имени С.И.Вавилова. Имя С.И.Вавилова присвоено институту физических проблем Академии Наук СССР и Государственному оптическому институту.

 Фотографии:

 Ул. Вавилова 
За деревьями виден дом№14. 19.07.08
 Ул. Вавилова
19.07.08
 Дом 1 по ул. Вавилова 
Дом №1. 19.07.08
Автор фотографий: Карпова Е.В.

Поделиться интересной информацией или воспоминаниями вы можете в комментарии, форма добавления которого открывается по нажатию на ссылку "Комментировать" чуть ниже и левее по странице.

Последний раз страница обновлялась 7 января 2012 г.

Ул. Вавилова
Действительно, улица невелика, всего 300 м, начинается от ул. Алупкинской и направлена с северо-востока на юго-запад. Улица настолько невелика, что видна на Яндекс-карте только при максимальном увеличении. Почему важна ориентация – просто утром помнишь, как восходит солнце. Исторически это место Алексеевка.

История
Как считали жители, название своё улица получила в честь академика Николая Ивановича Вавилова. Улица возникла как компактное поселение, в основном, сотрудников проектного института Гидропроект (украинское отделение). На улице возвели 10-12 «финских» домиков, некоторые имели два входа, т.е. в дом можно было заселить два хозяина, а некоторые «половинки» на одного. При доме имелся небольшой надел земли, примерно 4 соток на хозяина. Заселение нашей семьи происходило в день похорон Сталина (следовательно, улица «ожила» в 1952 г.), в городе звучали заводские гудки и сирены. Естественно, никаких деревьев на участках не было, это уже потом посадили. Только перед домиками в палисадниках была сирень и тополя.
Тот факт, что все жители работали в одной организации, наложил особый отпечаток дружеских отношений между людьми. Многие из них были инженерами-геологами и гидрогеологами, а ведь известно, что среди геологов, особенно «в поле», люди неотзывчивые и недобрые не приживались. Бывало, приезжала машина «из поля» и все располагались на ночлег у кого-нибудь, даже на полу. Жили очень дружно, дни рождения отмечали вместе, как в известной песне советских времён. О похоронах не было речи, все были молоды.
В начале улицы, в доме №2, располагался маленький продуктовый магазин, где всех знали. Внизу улицы, у слияния с Клочковской, был двухэтажный дом-общежитие, которое именовали «глухонемые». Вся инженерная инфраструктура состояла из водопроводных колонок на улице и воздушной линии электроснабжения. Со временем на улице подросли пирамидальные тополя так, что улица стала заметна из проходящих поездов на Москву.
Позднее появились большие дома: №82 и 244 по Клочковской, «глухонемые» тоже расстроились. Долго очень строился 82-й дом, из белого кирпича, начало строительства совпало с распадом СССР. При строительстве этих домов были снесены несколько домиков, люди получили «благоустроенные» квартиры, а улица стала совсем другой.

В 1953 году родителям предложили переехать в Харьков, где им выделили
квартиру. На тот момент "Укргидропроект" для своих сотрудников построил
практически на окраине города ряд сборно-щитовых домиков (мама их называла
"финские домики"). Получилась улица длиной метров 300, не более, которую
назвали именем Академика Вавилова. Родители въехали в новую квартиру в марте,
а в октябре родилась я. Вот на этой улице, в доме 1 я и жила до тех пор, пока
не уехала в Туву. В детстве я очень гордилась тем, что живу на улице им.
Академика Вавилова.
Улица представляла собой чередование одноквартирных и двухквартирных
одноэтажных домов, конечно, неблагоустроенных. До начала 70- х годов мы топили
печку, а затем нам провели газовое отопление. Для каждого хозяина выделялся
участок чуть более 10 соток. Друг от друга и от улицы участки отделялись
невысоким штакетником, так что соседи могли переговариваться через участок.
Возле всех домов были сделаны палисадники, в которых посадили сирень разных
сортов. Улица была вымощена камнем, а вдоль тротуаров посажены пирамидальные
тополя (потом они выросли и очень украшали нашу улицу). Люди вселились в дома
и сразу же посадили сады. И когда все эти замечательные насаждения подросли,
представляете, какой это был райский уголок! Вёсны+ Боже мой! Какие это были
вёсны!.. Полные ароматов влажной земли, запаха цветущей сирени (как вы
помните, по всей улице), пионов, потом жасмина и других цветов. А сады! Белая
кипень цветущих садов! Вся улица цвела и благоухала. Заборчики были маленькие,
и
всю эту красоту можно было видеть чуть ли не до конца улицы! Когда я напеваю
романс "Калитка", я вспоминаю наш сад+ А в конце лета ветки наклонялись под
тяжестью яблок и груш. В августе мы спали с открытыми окнами и часто слышали
глухие удары о землю падающих плодов. В конце августа и в сентябре воздух
становился каким-то совершенно необыкновенным, мне даже трудно передать это
словами. Удивительно прозрачный и какой-то звенящий, с пронзительной грустью
наступающей осени. Каждый год (пока не грянула перестройка, и мы не обнищали)
я возила наших двоих детей в бабушкин сад (который к этому времени постарел),
и у них там были свои тайные уголки и, как говорила мама, партизанские тропы.
Лика тоже привозила своих троих детей и нашей маме (бедная бабушка!) было
совсем не скучно!
Из детских воспоминаний: я очень хорошо помню, когда к нам приезжали
сотрудники из экспедиции. Открывались ворота, и во двор заезжал ГАЗик (или
какая-нибудь другая полевая машина). Любопытствующая соседская ребятня
прибегала смотреть на технику, а счастливчикам даже разрешалось посидеть за
рулем. А я страшно задирала нос - это же к нам приехали из экспедиции! На стол
собиралась нехитрая еда, за столом шли разговоры об экспедиционных работах,
вспоминали интересные случаи, много смеялись. На ночь доставали матрацы,
полушубки и всех укладывали спать на полу (спальников у нас тогда не было).
Помню, как мама взяла меня с собой в маршрут. Ей нужно было описать
четвертичные отложения в нашем яру (а жили мы на окраине). Это я сейчас знаю,
какая у нее была задача, а тогда, в детстве, я была просто счастлива, что иду
с мамой и далеко! У меня было детское ведерко и сачок, которым я ловила ярких
бабочек, пока мама занималась работой. Не помню, сколько мне было лет, но
тогда не только деревья, но и трава для меня была большая (а бурьян в яру был
высокий!).
А ещё мы с мамой, а иногда и с папой, ходили в походы по выходным дням, пекли
картошку на костре, по вечерам наблюдали звездное небо. Когда подросли - сами
жгли на улице костры из тополиных листьев и в них пекли картошку ("+мам, дай
быстрее картошки!"). До сих пор помню запах этих костров, вкус печеной
картошки и наши мордочки, измазанные золой.