Я не знаю, кому от этого весело, но Харьков крошат



Я не знаю, кому от этого весело,
Но Харьков крошат в кровавое месиво,
Нацисты-рашисты бомбят дни и ночи, —
Завидуют городу нашему очень.
Он хвастался роскошью зданий Сумской
Он был уникальный, один был такой:
Музеи, театры, дворцы, галереи,
Просторные площади, скверы, аллеи,
Богатый, успешный, веселый, родной,
Свободный, бесстрашный, всегда молодой.
Здесь чтили и чтят всегда силу закона,
Живет же у нас полтора миллиона.
Всегда принимал он гостей миллионы—
Студентов, туристов, артистов, ученых.
Здесь много стоит православных церквей,
Есть кирхи, костелы, и каждый еврей,
Желающий встретить великого Бога —
Приедет к нам в Харьков, где есть синагога,
Одна из крупнейших на целой планете,
Буддийская ступа, молельни, мечети —
Здесь есть почитатели разных богов,
Что делят друг с другом и хлеб свой, и кров.
И вдруг иноземцы решили иначе,
Поставили летчикам бое-задачи,
И бомбы прислали, и сотни ракет,
Свести они город решили на нет.
Бомбили дома и больницы бомбили,
Взрывали нам рынки и автомобили,
В мишень превратились трудяга-Рогань,
Основа, Безлюдовка, в раннюю рань
Услышали люди здесь взрывы впервые, —
Враг бил Пятихатки. Как в сороковые,
Расстреливал «скорые» подлый москвин,
Лупил Москалевку до жутких руин,
Найдем обязательно мы офицеров,
Которые били Дворец Пионеров,
Там тыщи детей веселились, играли —
Увы, это здание мы потеряли…
Их много у нас, безвозвратных потерь —
Но город стоит, и живой он теперь.
Разбитые градами в крошку и грязь —
Уже восстановлены свет, вода, связь.
Хоть как ни бомбят город Харьков уроды —
Мусоровозы вывозят отходы,
Назло всем бомбежкам, обстрелам назло
Сорока вовсю себе строит гнездо,
На совесть старается, трудится птица —
А, значит, должно у нее получиться.
Мы — Харькова песни один лишь куплет,
Который пока до конца не допет,
За нами — другие куплеты, я верю,
Отстроим, вернем и восполним потерю,
Рашистов поганых прогоним под зад —
Забудет наш Харьков про бомбы и ад,
И снова музеи, театры, дворцы
Отстроят, отладят, откроют творцы,
Проспекты широкие вновь расцветут,
И будет красиво, и будет уют,
Вернутся студенты, вернутся туристы,
И будет у нас замечательно чисто,
Сороки опять принесут нам птенцов,
Дворец Пионеров обучит юнцов,
Мы с танком английским, что возле музея —
Российский поставим, ничуть не робея,
Пусть дети вылазят на этот трофей,
Им, детям, он явно намного нужней.
Зачистим следы мы от бомб и ракет,
Вернется на улицы вывесок свет,
Но требую я — не прошу, не молю,
Чтоб мысль воплотили мы в жизни мою:
Оставить в руинах один только дом,
Не красить, не мазать пожизненно в нем,
Чтоб в вечности помнили наши потомки
Как били по Харькову эти подонки,
Чтоб слезы пролитые, слезы и кровь,
Не проливались тут, в Харькове, вновь.
И даже спустя очень много веков,
Наш Харьков себя защитить был готов,
И помнил, что правда тверда и едина:
Наш Харьков — не сам, с нами — вся Украина!

Олег Перегон, 15.03.2022